Стихи о музыке — сборник из 200 прекрасных стихотворений.

Стихи о музыке, большая подборка стихотворений на любой вкус: красивые и короткие, про музыкантов и композиторов, про музыку о любви и для детей 5 класса, стихи Пушкина и других известных авторов. Читайте эти строки с наслаждением!

 

Пушкина

Стихи Пушкина про музыку, красивые и нежные

Славная флейта, Феон, здесь лежит. Предводителя хоров
Старец, ослепший от лет, некогда Скирпал родил
И, вдохновенный, нарек младенца Феоном. За чашей
Сладостно Вакха и муз славил приятный Феон.
Славил и Ватала он, молодого красавца: прохожий!
Мимо гробницы спеша, вымолви: здравствуй Феон!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ворвитесь в мир, заполненный стихами,
Парящими в метели февраля,
И пусть в тиши, в какой-то нежной гамме,
Осветится замерзшая земля.
Там будут рядом Девы и герои,
И бабочки- снежинки на ветру.
И только Лада тайный лик свой скроет,
Все беды и отчаянья умрут.

Ворвитесь в мир, беспечные поэты,
На грани грез и пламенных стихов
В метели снежной снова до рассвета
Закружат вас стихи, мечты , любовь.
И миг когда в отчаянье и боли
Уйдут другие в свой печальный срок,
Мы в белом вальсе…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Философ резвый и пиит,
Парнасский счастливый ленивец,
Харит изнеженный любимец,
Наперсник милых Аонид,
Почто на арфе златострунной
Умолкнул, радости певец?
Ужель и ты, мечтатель юный,
Расстался с Фебом наконец?

Уже с венком из роз душистых.
Меж кудрей вьющихся, златых,
Под тенью тополов ветвистых,
В кругу красавиц молодых,
Заздравным не стучишь фиалом,
Любовь и Вакха не поешь,
Довольный счастливым началом.
Цветов Парнасских вновь не рвешь;
Не слышен наш Парни Российской!..
Пой, юноша – Певец Тиисской
В тебя влиял свой нежный дух.
С тобою твой прелестный друг,
Лилета, красных дней отрада:
Певцу любви любовь награда.
Настрой же лиру. По струнам
Летай игривыми перстами,
Как вешний Зефир по цветам,
И сладострастными стихами,
И тихим шепотом любви
Лилету в свой шалаш зови.
И звезд ночных при бледном свете,
Плывущих в дальней вышине,
В уединенном кабинете,
Волшебной внемля тишине,
Слезами счастья грудь прекрасной,
Счастливец милый, орошай;
Но, упоен любовью страстной,
И нежных муз не забывай;
Любви нет боле счастья в мире:
Люби – и пой ее на лире.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Певец-гусар, ты пел биваки,
Раздолье ухарских пиров
И грозную потеху драки,
И завитки своих усов.

С веселых струн во дни покоя
Походную сдувая пыль,
Ты славил, лиру перестроя,
Любовь и мирную бутыль.

Я слушаю тебя и сердцем молодею.
Мне сладок жар твоих речей,
Печальный, снова пламенею
Воспоминаньем прежних дней.

Я всё люблю язык страстей,
Его пленительные звуки
Приятны мне, как глас друзей
Во дни печальные разлуки.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В часы забав иль праздной скуки,
Бывало, лире я моей
Вверял изнеженные звуки
Безумства, лени и страстей.

Но и тогда струны лукавой
Невольно звон я прерывал,
Когда твой голос величавый
Меня внезапно поражал.

Я лил потоки слез нежданных,
И ранам совести моей
Твоих речей благоуханных
Отраден чистый был елей.

И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты,
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.

Твоим огнем душа палима
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе серафима
В священном ужасе поэт.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Умолкну скоро я!… Но если в день печали
Задумчивой игрой мне струны отвечали;
Но если юноши, внимая молча мне,
Дивились долгому любви моей мученью;
Но если ты сама, предавшись умиленью,
Печальные стихи твердила в тишине
И сердца моего язык любила страстный…
Но если я любим… позволь, о милый друг,
Позволь одушевить прощальный лиры звук
Заветным именем любовницы прекрасной!..
Когда меня навек обымет смертный сон,
Над урною моей промолви с умиленьем:
Он мною был любим, он мне был одолжен
И песен и любви последним вдохновеньем.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Все говорят: нет правды на земле.
Но правды нет — и выше. Для меня
Так это ясно, как простая гамма.
Родился я с любовию к искусству;
Ребёнком будучи, когда высоко
Звучал орган в старинной церкви нашей,
Я слушал и заслушивался — слёзы
Невольные и сладкие текли.
Отверг я рано праздные забавы;
Науки, чуждые музыке, были
Постылы мне; упрямо и надменно
От них отрёкся я и предался
Одной музыке. Труден первый шаг
И скучен первый путь. Преодолел
Я ранние невзгоды. Ремесло
Поставил я подножием искусству;
Я сделался ремесленник: перстам
Придал послушную, сухую беглость
И верность уху. Звуки умертвив,
Музыку я разъял, как труп. Поверил
Я алгеброй гармонию. Тогда
Уже дерзнул, в науке искушённый,
Предаться неге творческой мечты.
Я стал творить; но в тишине, но в тайне,
Не смея помышлять ещё о славе.
Нередко, просидев в безмолвной келье
Два, три дня, позабыв и сон и пищу,
Вкусив восторг и слёзы вдохновенья,
Я жёг мой труд и холодно смотрел,
Как мысль моя и звуки, мной рождённы,
Пылая, с лёгким дымом исчезали.
Что говорю? Когда великий Глюк
Явился и открыл нам новы тайны
(Глубокие, пленительные тайны),
Не бросил ли я всё, что прежде знал,
Что так любил, чему так жарко верил,
И не пошёл ли бодро вслед за ним
Безропотно, как тот, кто заблуждался
И встречным послан в сторону иную?
Усильным, напряжённым постоянством
Я наконец в искусстве безграничном
Достигнул степени высокой. Слава
Мне улыбнулась; я в сердцах людей
Нашёл созвучия своим созданьям.
Я счастлив был: я наслаждался мирно
Своим трудом, успехом, славой; также
Трудами и успехами друзей,
Товарищей моих в искусстве дивном.
Нет! никогда я зависти не знал,
О, никогда! — ниже, когда Пиччини
Пленить умел слух диких парижан,
Ниже, когда услышал в первый раз
Я Ифигении начальны звуки.
Кто скажет, чтоб Сальери гордый был
Когда-нибудь завистником презренным,
Змеёй, людьми растоптанною, вживе
Песок и пыль грызущею бессильно?
Никто!.. А ныне — сам скажу — я ныне
Завистник. Я завидую; глубоко,
Мучительно завидую. — О небо!
Где ж правота, когда священный дар,
Когда бессмертный гений — не в награду
Любви горящей, самоотверженья,
Трудов, усердия, молений послан —
А озаряет голову безумца,

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ночной зефир
Струит эфир.
Шумит,
Бежит
Гвадалквивир.

Вот взошла луна златая,
Тише… чу… гитары звон…
Вот испанка молодая
Оперлася на балкон.

Ночной зефир
Струит эфир.
Шумит,
Бежит
Гвадалквивир.

Скинь мантилью, ангел милый,
И явись как яркий день!
Сквозь чугунные перилы
Ножку дивную продень!

Ночной зефир
Струит эфир.
Шумит,
Бежит
Гвадалквивир.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я здесь, Инезилья,
Я здесь под окном.
Объята Севилья
И мраком и сном.

Исполнен отвагой,
Окутан плащом,
С гитарой и шпагой
Я здесь под окном.

Ты спишь ли? Гитарой
Тебя разбужу.
Проснется ли старый,
Мечом уложу.

Шелковые петли
К окошку привесь…
Что медлишь?. Уж нет ли
Соперника здесь?.

Я здесь, Инезилья,
Я здесь под окном.
Объята Севилья
И мраком и сном.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Был и я среди донцов,
Гнал и я османов шайку;
В память битвы и шатров
Я домой привез нагайку.

На походе, на войне
Сохранил я балалайку —
С нею рядом, на стене
Я повешу и нагайку.

Что таиться от друзей —
Я люблю свою хозяйку,
Часто думал я об ней
И берег свою нагайку.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Славная флейта, Феон, здесь лежит. Предводителя хоров
Старец, ослепший от лет, некогда Скирпал родил
И, вдохновенный, нарек младенца Феоном. За чашей
Сладостно Вакха и муз славил приятный Феон.
Славил и Ватала он, молодого красавца: прохожий!
Мимо гробницы спеша, вымолви: здравствуй Феон!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Чертог сиял. Гремели хором
Певцы при звуке флейт и лир.
Царица голосом и взором
Свой пышный оживляла пир;
Сердца неслись к ее престолу,
Но вдруг над чашей золотой
Она задумалась и долу
Поникла дивною главой…

И пышный пир как будто дремлет:
Безмолвны гости. Хор молчит.
Но вновь она чело подъемлет
И с видом ясным говорит:
– В моей любви для вас блаженство.
Блаженство можно вам купить…
Внемлите ж мне: могу равенство
Меж нами я восстановить.
Кто к торгу страстному приступит?
Свою любовь я продаю;
Скажите: кто меж вами купит
Ценою жизни ночь мою? —

Рекла – и ужас всех объемлет,
И страстью дрогнули сердца.
Она смущенный ропот внемлет
С холодной дерзостью лица,
И взор презрительный обводит
Кругом поклонников своих…
Вдруг из толпы один выходит,
Вослед за ним и два других.
Смела их поступь; ясны очи;
Навстречу им она встает;
Свершилось: куплены три ночи,
И ложе смерти их зовет.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Колокольчики звенят,
Барабанчики гремят,
А люди-то, люди —
Он люшеньки-люли!
А люди-то, люди
На цыганочку глядят.

А цыганочка-то пляшет,
В барабанчики-то бьет,
И ширинкой алой машет,
Заливается-поет:
«Я плясунья, я певица,
Ворожить я мастерица».

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Воспитанный под барабаном,
Наш царь лихим был капитаном:
Под Австерлицем он бежал,
В двенадцатом году дрожал,
Зато был фрунтовой профессор!
Но фрунт герою надоел —
Теперь коллежский он асессор
По части иностранных дел!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Что ты, девица, грустна,
Молча присмирела,
Хоровод забыв одна
В уголку присела?
«Именинницу, друзья,
Нечем позабавить.
Думала в балладе я
Счастье наше славить.

Но Жуковский наш заснул,
Гнедич заговелся,
Пушкин бесом ускользнул,
А Крылов объелся».
Вот в гостиной стол накрыт—
Поскорее сядем,
В рюмках пена закипит,
И балладу сладим:
Вот и слажена она —
Нужны ли поэты? —
Рюмки высушив до дна,
Скажем: многи леты

Той, которую друзьям
Ввек любить не поздно!
Многи лета также нам,
Только с ней нерозно.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Все так же ль осеняют своды
Сей храм парнасских трех цариц?
Все те же ль клики юных жриц?
Все те же ль вьются хороводы?.
Ужель умолк волшебный глас
Семеновой, сей чудной музы?
Ужель, навек оставя нас,
Она расторгла с Фебом узы,
И славы русской луч угас?
Не верю! вновь она восстанет!
Ей вновь готова дань сердец,
Пред нами долго не увянет
Ее торжественный венец,
И для нее любовник славы,
Наперсник важных аонид,
Младой Катенин воскресит
Эсхила гений величавый
И ей порфиру возвратит.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Что смолкнул веселия глас?
Раздайтесь, вакхальны припевы!
Да здравствуют нежные девы
И юные жены, любившие нас!
Полнее стакан наливайте!
На звонкое дно
В густое вино
Заветные кольца бросайте!
Подымем стаканы, содвинем их разом!
Да здравствуют музы, да здравствует разум!
Ты, солнце святое, гори!
Как эта лампада бледнеет
Пред ясным восходом зари,
Так ложная мудрость мерцает и тлеет
Пред солнцем бессмертным ума.
Да здравствует солнце, да скроется тьма!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В младенчестве моем она меня любила
И семиствольную цевницу мне вручила;
Она внимала мне с улыбкой, и слегка,
По звонким скважинам пустого тростника
Уже наигрывал я слабыми перстами
И гимны важные, внушенные богами,
И песни мирные фригийских пастухов.
С утра до вечера в немой тени дубов
Прилежно я внимал урокам девы тайной;
И, радуя меня наградою случайной,
Откинув локоны от милого чела,
Сама из рук моих свирель она брала:
Тростник был оживлен божественным дыханьем
И сердце наполнял святым очарованьем.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Русских поэтов

Стихотворения русских поэтов про музыку, хорошая подборка

Молю тебя, не мучь меня:
Твой шум, твои рукоплесканья,
Язык притворного огня,
Бессмысленные восклицанья
Противны, ненавистны мне.
Поверь, привычки раб холодный,
Не так, не так восторг свободный
Горит в сердечной глубине.
Когда б ты знал, что эти звуки,
Когда бы тайный их язык
Ты чувством пламенным проник,—
Поверь, уста твои и руки
Сковались бы, как в час святой,
Благоговейной тишиной.
Тогда душа твоя, немея,
Вполне бы радость поняла,
Тогда б она живей, вольнее
Родную душу обняла.
Тогда б мятежные волненья
И бури тяжкие страстей —
Всё бы утихло, смолкло в ней
Перед святыней наслажденья.
Тогда б ты не желал блеснуть
Личиной страсти принужденной,
Но ты б в углу, уединенный,
Таил вселюбящую грудь,
Тебе бы люди были братья,
Ты б тайно слезы проливал
И к ним горячие объятья,
Как друг вселенной, простирал.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В стройных звуках льются песни
Гармонической волной;
По душе волшебно ходят
И проходят с быстротой.

Полечу я вслед за ними;
Погружуся в них душой;
В очарованном забвеньи
Позабуду мир земной.

Сколько звуков, сколько песен
Раздалося вновь во мне!
Сколько образов чудесных
Оживилось в вышине!

Между них она, младая,
Заблистала красотой!
Чистой пламенной любовью
Озарился мир земной…

Улетайте ж в небо, звуки,
Сокрывайтеся вдали!
Здесь я с нею, здесь я счастлив,
Любо жить мне на земли!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В книговращалищах летят слова.
В словохранилищах блуждаю я.
Вдруг слово запоет, как соловей —
Я к лестнице бегу скорей,
И предо мною слово точно коридор,
Как путешествие под бурною луною
Из мрака в свет, со скал береговых
На моря беспредельный перелив.
Не в звуках музыка — она
Во измененье образов заключена
Ни О, ни А, ни звук иной
Ничто пред музыкой такой.
Читаешь книгу — вдруг поет
Необъяснимый хоровод,
И хочется смеяться мне
В нежданном и весеннем дне.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

ней что-то чудотворное горит,
И на глазах ее края гранятся.
Она одна со мною говорит,
Когда другие подойти боятся.

Когда последний друг отвел глаза,
Она была со мной в моей могиле
И пела словно первая гроза
Иль будто все цветы заговорили.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Вот ноты звонкие органа
то порознь вступают, то вдвоем,
и шелковые петельки аркана
на горле стягиваются моем.
И музыка передо мной танцует гибко,
и оживает все до самых мелочей:
пылинки виноватая улыбка
так красит глубину ее очей!
Ночной комар, как офицер гусарский, тонок,
и женщина какая-то стоит,
прижав к груди стихов каких-то томик,
и на колени падает старик,
и каждый жест велик, как расстоянье,
и веточка умершая жива, жива…
И стыдно мне за мелкие мои старанья
и за непоправимые слова.
…Вот сила музыки. Едва ли
поспоришь с ней бездумно и легко,
как будто трубы медные зазвали
куда-то горячо и далеко…
И музыки стремительное тело
плывет, кричит неведомо кому:
«Куда вы все?! Да разве в этом дело?!»
А в чем оно? Зачем оно? К чему?!!
…Вот чёрт, как ничего еще не надоело!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

И плывут, и растут эти чудные звуки!
Захватила меня их волна…
Поднялась, подняла и неведомой муки,
И блаженства полна…
И божественный лик, на мгновенье,
Неуловимой сверкнув красотой,
Всплыл, как живое виденье
Над этой воздушной, кристальной волной, —
И отразился,
И покачнулся,
Не то улыбнулся…
Не то прослезился…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Как небо южного восхода
Волшебный храм горит в огнях.
Бегут, спешат толпы народа…
«Роберт! Роберт!» — у всех в устах.
Вхожу. Разлив и тьмы и света.
В каком-то дыме золотом
Богини невского паркета
Роскошным зыблются венком.
Вот подан знак. Как моря волны,
Как голос мрака гробовой,
Звук Мейербера, тайны полный,
Прошел над внемлющей толпой.
Всё в слух! Могильное молчанье
Как гений над толпой парит;
В каком-то мрачном ожиданьи
Душа томится и кипит.
И ткется звуков ткань густая,
И жарким облаком свилась;
По ней, прерывисто сверкая,
Трель огневая пронеслась.
Не так ли в мраке непогоды,
Огонь по ребрам туч лия,
Скользит зубчатый меч природы —
Молниеносная струя!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Мы слышим воздушное пенье чудесной игры,
Не видя поющего нам серафима.
Вздыхаем под тенью гигантской горы,
Вершина которой для нашего духа незрима.

И чувствуем смутно, что, если б душой мы могли
Достичь до вершины, далекой и снежной,
Тогда бы — загадки печальной Земли
Мы поняли лучше, упившись мечтою безбрежной.

Но нет, мы бессильны, закрыта звенящая даль,
И звуки живые скорбят, умирая,
И в сердце обманутом плачет печаль,
И гаснут, чуть вспыхнув, лучи недоступного Рая.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Порой найдут тяжёлые мгновенья
На душу грустную мою:
Её волнует вдохновенье,
Но я молчу, я не пою.
От полноты души язык немеет:
Я жажду звуков, но не слов…
Чтоб высказать, чем сердце пламенеет.
Как рвётся чувство из оков…
И чувства мрут в груди, напрасно грудь волнуя,
И на душе холодная тоска:
Богатство духа познаю я
И бедность языка!..

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Тебя я обнимаю,—
И радуга к реке,
И облака пылают
На Божеской руке.
Смеешься,— дождь на солнце,
Росится резеда,
Ресницею лукавит
Лиловая звезда.
Расколотой кометой
Фиглярит Фигаро.
Таинственно и внятно
Моцартово Таро.
Летейское блаженство
В тромбонах сладко спит,
Скрипичным перелеском
Звенит смолистый скит.
Какие бросит тени
В пространство милый взгляд?
Не знаешь? и не надо
Смотреть, мой друг, назад.
Чье сердце засияло
На синем, синем Si?
Задумчиво внимает
Небывший Дебюсси.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Идут ряды солдат. Тяжёлым, частым эхом
Удары слитых ног по площади звучат.
Хохочет музыка, хохочет медным смехом —
Исчадье ярких труб, она ведёт солдат!

Размерно дышет грудь, размерно ходят губы,
Застыло, помертвев, холодное лицо.
И только бьют ступни и резко воют трубы,
И солнце вьёт, дымясь, морозное кольцо.

Под лоскутом сукна, сжимаясь, сердце бьётся.
Оно болит, болит… Тоской напоено!
Исходит муками! А музыка смеётся,
И скоро брызнет вновь кровавое вино.

Коснулось солнце труб багровыми лучами,
И трубы вспыхнули; и, уходя назад,
Колеблятся штыки железыми свечами…
Хохочет музыка. Идут ряды солдат.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Когда Саул скорбел душой,
Давид, взяв арфу в руки,
Рождал на арфе золотой
Успокоенья звуки.
Он вдохновенно пел псалмы,
Внушенные Владыкой,
Что миротворили умы
Лишь Истиной великой.
Что умаляли скорбь души,
Спасая от печалей,
Бодрили дух не сказкой лжи,
А правдою скрижалей.
Ничто не трогало царя, —
Лишь арфы песнопенье,
Над ним властительно царя,
Давало утешенье.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Какой тяжелый, темный бред!
Как эти выси мутно-лунны!
Каксаться скрипки столько лет
И не узнать при свете стуны!

Кому ж нас надо? Кто зажег
Два желтых лика, два унылых…
И вдруг почувствовал смычок,
Что кто-то взял и кто-то слил их.

«О, как давно! Сквозь эту тьму
Скажи одно, ты та ли, та ли?»
И струны ластились к нему,
Звеня, но, ластясь, трепетали.

«Не правда ль, больше никогда
Мы не расстанемся? довольно…»
И скрипка отвечала да,
Но сердцу скрипки было больно.

Смычок все понял, он затих,
А в скрипке эхо все держалось…
И быбло мукою для них,
Что людям музыкой казалось.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Странный звук издавала в тот вечер старинная скрипка:
Человеческим горем — и женским! — звучал ее плач.
Улыбался скрипач.
Без конца к утомленным губам возвращалась улы6ка.

Странный взгляд посылала к эстраде из сумрачной ложи
Незнакомая дама в уборе лиловых камней.
Взгляд картин и теней!
Неразгаданный взгляд, на рыдание скрипки похожий.

К инструменту летел он стремительно-властно и прямо.
Стон аккорда, — и вдруг оборвался томительный плач…
Улыбался скрипач,
Но глядела в партер — безучастно и весело — дама.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В детстве слышал я ночами
Звуки странного мотива.
Инструмент, мне неизвестный,
Издавал их так красиво.
Кто играл? на чем? — не знаю;
Все покрыто тайною мглою;
Только помню, что те звуки
Власть имели надо мною.
Их мотив был так чарующ,
Так возвышен, полон ласок;
Вместе с тем печален, страшен —
Описать его нет красок.
Я боялся этих звуков,
Их таинственнаго свойства,
Но когда я их не слышал,
Я был полон беспокойства.
Я любил, когда незримый
Музыкант играл ночами;
Я лежал в оцепененьи
С удивленными очами;
Я лежал в своей кроватке,
Щуря глазки и, дыханье
Затаив, ловил так жадно
Их гармонию рыданья.
Звуков больше я не слышу.
Что они мне предвещали?
Счастье ль в мире равнодушья
Или горе и печали?
Не нашел себе я счастья, —
Звуки горе мне напели:
Я боялся их недаром
С безмятежной колыбели

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В стройных звуках льются песни
Гармонической волной;
По душе волшебно ходят
И проходят с быстротой.

Полечу я вслед за ними;
Покружуся в них душой;
В очарованном забвеньи
Позабуду мир земной.

Сколько звуков, сколько песен
Раздалося вновь во мне!
Сколько образов чудесных
Оживилось в вышине!

Между них она, младая,
Заблистала красотой!
Чистой пламенной любовью
Озарился мир земной…

Улетай же в небо звуки,
Сокрывайтеся в дали!
Здесь я с нею, здесь я счастлив,
Любо жить мне на земле!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Молю тебя, не мучь меня:
Твой шум, твои рукоплесканья,
Язык притворного огня,
Бессмысленные восклицанья
Противны, ненавистны мне.
Поверь, привычки раб холодный,
Не так, не так восторг свободный
Горит в сердечной глубине.
Когда б ты знал, что эти звуки,
Когда бы тайный их язык
Ты чувством пламенным проник, —
Поверь, уста твои и руки
Сковались бы, как в час святой,
Благоговейной тишиной.
Тогда б ты не желал блеснуть
Личиной страсти принужденной,
Но ты б в углу, уединенной,
Таил вселюбящую грудь.
Тебе бы люди были братья,
Ты б втайне слезы проливал
И к ним горячие объятья,
Как друг вселенной, простирал.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Гремела музыка, горели ярко свечи,
Вдвоем мы слушали, как шумный длился бал,
Твоя дрожала грудь, твои пылали плечи,
Так ласков голос был, так нежны были речи;
Но я в смущении не верил и молчал.

В тяжелый горький час последнего прощанья
С улыбкой на лице я пред тобой стоял,
Рвалася грудь моя от боли и страданья,
Печальна и бледна, ты жаждала признанья…
Но я в волнении томился и молчал.

Я ехал. Путь лежал передо мной широко…
Я думал о тебе, я все припоминал,
О, тут я понял все, я полюбил глубоко,
Я говорить хотел, но ты была далеко,
Но ветер выл кругом… я плакал и молчал.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Для 5 класса

Сборник стихов про музыку для детей 5 класса, стихи которые легко учатся

Музыкант играл на скрипке,
Я в глаза ему глядел.
Я не то, чтоб любопытствовал,
Я по небу летел.
Я не то, чтобы от скуки,
Я надеялся понять,
Как умеют эти руки
Эти звуки извлекать.
Из какой-то деревяшки,
Из каких-то грубых жил,
Из какой-то там фантазии,
Которой он служил.
А еще ведь надо в душу
К нам проникнуть и поджечь.
Отчего ж с ней церемониться,
Чего ее беречь.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я помню вальса звук прелестный—
Весенней ночью, в поздний час,
Его пел голос неизвестный,
И песня чудная лилась.
Да, то был вальс, прелестный, томный,
Да, то был дивный вальс.
Теперь зима, и те же ели,
Покрыты сумраком, стоят,
А под окном шумят метели,
И звуки вальса не звучат…
Где ж этот вальс, старинный, томный,
Где ж этот дивный вальс?!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Когда его били фашисты
в концлагере
и ухмылялись:
«Попался…» —
он прятал одно —
свои руки костлявые,
только бы не по пальцам.
Потом его вызвал
к себе вертухай —
фашистик розовый,
чистый:
«Дадим инструмент…
для начальства сыграй…» —
а он процедил:
«Разучился…».

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Когда и правая и левая рука
Чрез волшебство поют на клавишах двухцветных,
И звездною росой обрызгана тоска,
И колокольчики журчат в мечтах рассветных, —
Тогда священна ты,-ты не одна из нас,
А ты, как солнца луч в движении тумана,
И голос сердца ты, и листьев ты рассказ,
И в роще дремлющей идущая Диана.
Всего острей поет в тебе одна струна —
Чрез грёзу Шумана и зыбкий стон Шопена.
Безумие луны! И вся ты — как луна,
Когда вскипит волна, но падает, как пена.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Какой тяжелый, темный бред!
Как эти выси мутно-лунны!
Касаться скрипки столько лет
И не узнать при свете струны!
Кому ж нас надо? Кто зажег
Два желтых лика, два унылых…
И вдруг почувствовал смычок,
Что кто-то взял и кто-то слил их.
«О, как давно! Сквозь эту тьму
Скажи одно: ты та ли, та ли?»
И струны ластились к нему,
Звеня, но, ластясь, трепетали.
«Не правда ль, больше никогда
Мы не расстанемся? довольно?..»
И скрипка отвечала да,
Но сердцу скрипки было больно.
Смычок все понял, он затих,
А в скрипке эхо все держалось…
И было мукою для них,
Что людям музыкой казалось.
Но человек не погасил
До утра свеч… И струны пели…
Лишь солнце их нашло без сил
На черном бархате постели.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

За Паганини длиннопалым
Бегут цыганскою гурьбой —
Кто с чохом чех, кто с польским балом,
А кто с венгерской немчурой.
Девчонка, выскочка, гордячка,
Чей звук широк, как Енисей,-
Утешь меня игрой своей:
На голове твоей, полячка,
Марины Мнишек холм кудрей,
Смычок твой мнителен, скрипачка.
Утешь меня Шопеном чалым,
Серьезным Брамсом, нет, постой:
Парижем мощно-одичалым,
Мучным и потным карнавалом
Иль брагой Вены молодой —
Вертлявой, в дирижерских фрачках.
В дунайских фейерверках, скачках
И вальс из гроба в колыбель
Переливающей, как хмель.
Играй же на разрыв аорты
С кошачьей головой во рту,
Три чорта было — ты четвертый,
Последний чудный чорт в цвету.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Каждый день под окошком он заводит шарманку.
Монотонно и сонно он поет об одном.
Плачет старое небо, мочит дождь обезьянку,
Пожилую актрису с утомленным лицом.
Ты усталый паяц, ты смешной балаганщик,
С обнаженной душой ты не знаешь стыда.
Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,
Мои песни мне надо забыть навсегда, навсегда!
Мчится бешеный шар и летит в бесконечность,
И смешные букашки облепили его,
Бьются, вьются, жужжат, и с расчетом на вечность
Исчезают, как дым, не узнав ничего.
А высоко вверху Время—старый обманщик,
Как пылинки с цветов, с них сдувает года…
Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,
Этой песни нам лучше не знать никогда, никогда!
Мы—осенние листья, нас бурей сорвало.
Нас всё гонят и гонят ветров табуны.
Кто же нас успокоит, бесконечно усталых,
Кто укажет нам путь в это царство весны?
Будет это пророк или просто обманщик,
И в какой только рай нас погонят тогда?..
Замолчи, замолчи, замолчи, сумасшедший шарманщик,
Эту песнь мы не сможем забыть никогда, никогда!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Закат ударил в окна красные
И, как по клавишам стуча,
Запел свои напевы страстные;
А ветер с буйством скрипача
Уже мелодии ненастные
Готовил, ветвями стуча.
Симфония тоски и золота,
Огней и звуков слитый хор,
Казалась в миг иной расколота:
И такт, с певцом вступая в спор,
Выстукивал ударом молота
Незримый мощный дирижер.
То вал стучал в углы прибрежные,
Ломая скалы, дик и пьян;
И всё: заката звуки нежные,
Сверканье ветра, и фонтан,
Лепечущий рассказы снежные,
Крыл гулким стуком Океан!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я в музыку порой иду, как и океан,
Пленительный, опасный—
Чтоб устремить ладью сквозь морок и туман
К звезде своей неясной.
И парус и меня толкает ветер в грудь…
Я в темноте ненастной
Через горбы валов прокладываю путь,
Влекомый силой властной.
Я чувствую себя ристалищем страстей
Громады корабельной,
Смешением стихий, просторов и снастей,
Могучей колыбельной…
Но никнут паруса, и в зеркале воды—
Ты, лик моей беды.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Какая участь нас постигла,
как повезло нам в этот час,
когда бегущая пластинка
одна лишь разделяла нас!
Сначала тоненько шипела,
как уж, изъятый из камней,
но очертания Шопена
приобретала всё слышней.
И забирала круче, круче,
и обещала: быть беде,
и расходились эти круги,
как будто круги по воде.
И тоненькая, как мензурка
внутри с водицей голубой,
стояла девочка-мазурка,
покачивая головой.
Как эта, с бедными плечами,
по-польски личиком бела,
разведала мои печали
и на себя их приняла?
Она протягивала руки
и исчезала вдалеке,
сосредоточив эти звуки
в иглой исчерченном кружке.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Малыш Вивальди к папе подошел,
Взглянул на скрипку мастера игры,
Взял за руку и в класс его повел,
— Хочу учиться я, играть как ты!
Но песню я смогу придумать сам,
Такую, что взлетит до облаков,
И медом потечет по небесам,
Не будет ей преград, границ, оков!
Ее сыграют ангелы в раю,
И примадонн почивших славный хор,
Легко-легко подхватит песнь мою,
Всем нотным правилам наперекор.
Под музыку закружится балет,
Из балерин, котят и голубей…
Я точно знаю, лучше песни нет,
Той песни, непридуманной моей!
Отец, послушав сына, так решил:
Фантазии ему не занимать,
Талантов Бог парнишку не лишил,
Пойду-ка, научу его играть!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Царил на сцене виртуоз,
Струился хАос разных звуков,
По коже пробегал мороз,
От скорби тягостной и мУки.
Вмиг ропот тАинства зловещий,
растрогал зал своей мольбой,
и пел смычок о чем то вечном ,
с любовью трепетной,тоской.
Смеялась скрипка чуть визжа,
пчелы послышалось жужжанье
аккорды в воздухе кружась,
рождали тайные желанья…
Под впечатл автобиогр повести
о Никколо Паганини.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Контрабас позабытый и старый,
Что пылился в потертом футляре
Приглашен был без тени улыбки
Молодою красивою скрипкой
В «Сказки Венского леса»,
В чуднозвучный экстаз.
«Сказки Венского леса»
Исполнял симфоджаз.
Он проникся мелодией сладкой,
Но минуты блаженства так кратки…
Так подчас серость дней и ненастье
Нас влекут в сказку в поисках счастья.
Скрипка с юным красивым кларнетом
Зазвучала единым дуэтом,
А затем, равнодушно, без боя
Уступила в «piano» гобою.
Контрабасово сердце стучало,
Но начнешь разве сказку сначала?
Не найти в этой теме веселой
Места блюзу басового соло.
Он с надеждой взирал на пюпитр.
Все же им пренебрег композитор,
Отобравший чудесные краски
У его несвершившейся сказки.
Проживает в потертом футляре
Контрабас позабытый и старый,
Симфоджаз без басового звука,
Жизнь без сказки…несносная скука.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Что такое ноты?
Это семь птенцов.
Что такое ноты?
Это трель скворцов,
Это до рассвета соловьи в садах…
Ничего нет в мире
Музыки чудесней,
Потому что музыка у нас в сердцах!
Что такое звуки?
За окном метель…
Что такое звуки?
По весне капель,
Это струны ливня, это первый гром!
Ничего нет в мире
Музыки чудесней,
Потому что музыка живёт во всём.
Что такое песня?
Это верный друг.
Песня – это радость,
Звонкий смех вокруг,
Тысяча мелодий, голосов прибой…
Ничего нет в мире
Музыки чудесней,
Потому что музыка – всегда с тобой!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ура! На тропке узенькой
Встречаются порой
Стихотворенье с музыкой,
Как парочка весной…
И той порой, сердечные,
Сливаются тогда
Они в понятья вечные,
Как – воздух, хлеб, вода.
Поют они чудеснее,
Звучат ещё светлей
И, став хорошей песнею –
Порадуют людей!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Нет на свете лучше инструмента:
Голоса, что музыкой живёт.
Нет для сердца лучшего момента,
Если хор возвышенно поёт…
Будто бы звучат органа трубы –
Тело так людей напряжено,
О святом о чём-то шепчут губы,
Что с молитвою сопряжено.
Вознесётся голос, в небе тая,
Словно это ангелы поют,
И летает звук, не улетая,
Да и сам ты будто уж не тут!
Голос, голос, кто тебя не слышит,
Тот без крыльев на земле живёт:
Кажется, что это небо дышит,
Кажется, что даль тебя зовёт.
Звуки всё просторней, всё согласней,
Будто наполняют паруса…
Я не знаю музыки прекрасней,
Чем людские эти голоса!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Звучит мелодия. В ней растворяясь,
Душа живёт в аккордах неземных,
Красотам их желанно отдаваясь
И ни на миг не покидая их.

Летит душа в гармонии созвучий
Легка, свободна, радостна, светла,
Во власти страстной, сладостной, могучей,
Сгореть готова вместе с ней дотла.

Настанут будни, лишь затихнут звуки,
И в них душа воротится тогда,
Протянет звукам на прощанье руки,
А праздник не забудет никогда.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Проходят дни, проходят годы,
Но негасим искусства свет,
Творенье гордое природы-
Искусству служит человек.

В огромных собираясь залах,
Внимая звукам неземным,
В аккордах дивных растворяясь,
Мы видим мир чуть-чуть иным.

Уходят мелкие заботы,
И исчезает груз проблем,
Душа парит в таких высотах,
Что и сравнить нельзя ни с чем!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Нахлынет музыка волной,
Душа как парус развернётся
И полетит в восторг былой…
И, может, больше не вернётся.

Волшебной скрипки чистый звук,
Рояля рокот вдохновенный…
И веет сладостно вокруг
Какой-то тайной незабвенной,

Что до сих пор ещё жива
И сердце радостью томимо…
Но звук исчез, ушли слова
И пролетело что-то мимо.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Про музыкантов

Стихотворения про музыкантов, лучшая подборка стихов.

Ты знаешь, как трудно ноты слагают мелодии строй,
И творчества сладкие муки боль приносят порой.
Но ты искусству предан, лишь музыка — твой кумир.
С Орфеем паришь в облаках, красотой удивляя мир.
И пусть с мгновеньем каждым твой расцветает талант!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыкант играл на скрипке — я в глаза ему глядел.
Я не то чтоб любопытствовал — я по небу летел.
Я не то чтобы от скуки — я надеялся понять,
Как умеют эти руки эти звуки извлекать

Из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил,
Из какой-то там фантазии, которой он служил?
Да еще ведь надо пальцы знать, к чему прижать когда,
Чтоб во тьме не затерялась гордых звуков череда.

Да еще ведь надо в душу к нам проникнуть и зажечь…
А чего с ней церемониться? Чего ее беречь?
Счастлив дом, где звуки скрипки наставляют нас на путь
И вселяют в нас надежды… Остальное как-нибудь.

Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу,
По чьему благословенью я по небу лечу.
Счастлив он, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остер,
Музыкант, соорудивший из души моей костер.

А душа, уж это точно, ежели обожжена,
Справедливей, милосерднее и праведней она.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыка льется не спеша,
Поет и плачет моя душа!
Задел меня ты за живое, музыкант,
Ты в этом деле далеко не дилетант!

Пусть будет музыка твоя только легка,
И навсегда уйдет тоска!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Для тебя весь мир — это звук
Для тебя все не так, иначе.
Только счастья хотят все, мой друг,
Только все хотят удачи.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Закинув на спину трубу,
Как бремя золотое,
Он шел, в обиде на судьбу.
За ним бежали двое.

Один, сжимая скрипки тень,
Горбун и шаромыжка,
Скрипел и плакал целый день,
Как потная подмышка.

Другой, искусник и борец,
И чемпион гитары,
Огромный нес в руках крестец
С роскошной песнею Тамары.

На том крестце семь струн железных,
И семь валов, и семь колков,
Рукой построены полезной,
Болтались в виде уголков.

На стогнах солнце опускалось,
Неслись извозчики гурьбой,
Как бы фигуры пошехонцев
На волокнистых лошадях.

И вдруг в колодце между окон
Возник трубы волшебный локон,
Он прянул вверх тупым жерлом
И заревел. Глухим орлом

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Твоя жизнь — это музыка, друг,
Твоя жизнь — эфемерный мир,
Как же быть, ведь полно вокруг
Грубых женщин, напитков и игр?

Дорогой мой, хоть ты музыкант,
И мечтаешь в гармонии жить
Но на то ты большой талант,
Чтоб во всем ее находить!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Твои руки замерзли … устали
обнимать тишину из-под бомб
и глаза незрячими стали
страх бежит по венам… откос
и снова … откос
а в душе…
в каждом предпоследнем антракте
преподнесенным судьбой
мысленно на пианино играя
когда трусость с выжатой капелькой жизни
на грани смерти сражались
вдруг …

лучики солнца над мраком ночной тишины
… восходят
это музыка Шопена над мертвым городом
оглохшим от взрывов
… обнаженная
без стыда перед жаждой и голодом
… нежно звучит …

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Там, где круг
перекрестка,
шесть подруг
танцевали.
Три — из плоти,
три — из стали.
Давние сны их искали,
но обнимал их яро
золотой Полифем.
Гитара!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Играет мальчик на рояле
Ганона, Гедике, Масне…
И он когда-то будет в славе,
И будут конкурсы, турне.

И смерть придет, когда душа
Покинет мир седой печали;
И будет вечность, а пока
Играет мальчик на рояле.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я пришёл и увидел вас:
Вы лежали, на меня направив глаз.

Ваша грудь торчала сквозь разрез,
Я из скрипки извлекаю фа-диез.

Канифолькой смазал я смычок
И засунул в рот себе бычок.

Ваши губки были холодны,
Оборвал я в спешке три струны.

Санитар торопится домой,
Морг закрыт, ведь час уже седьмой.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я не умею играть на баяне ,
На пианине и фортепьяне ,
Флейту — погнула, ложки — сломала …
Дать могу в бубен …Но этого мало!

Скрипку взяла — и она заскрипела ,
Даже жалейка меня не жалела !
И уж , конечно , на сложном органе
Не удалось ничего мне сварганить.

Я у губной гармошки спросила :
Может , с тобою мне сладить под силу ?
Мне отвечала гармошка губная
Жалким мяуканьем , воем и лаем …

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Звучала музыка во мне.
Звала, пьянила, волновала
И пела мне о той весне,
Где на ромашке я гадала.

Звучала музыка, как стон,
Молила, плакала, ласкала…
Ее хрустальный перезвон
Откликнулся рассветом алым.

Пытаюсь удержать ее
Капелью нот на нотном стане.
Пускай для всех она живет
И, может, чьей-то песней станет.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Под сенью звёзд, под вальс Шопена,
В прозрачном мире тишины,
Взлететь с мелодией за стены,
Коснувшись неба и луны.

Ловить комету жадным взглядом
И слушать дальние миры,
И ощутить бескрайность рядом,
Под звук божественной игры…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Пора сбежать из яркого наряда
И в платье элегантное нырнуть.
Пусть поздний вечер ласковой прохладой
Целует нежно шею, плечи, грудь.

Пусть белый жемчуг кромкою прибоя
О чем-то шепчет в устье декольте…
Быть женственной – богинею земною –
Помогут туфельки на тонком каблуке.

Щелчок! Резной браслет пленил запястье,
Духи на кожу выпали росой.
Я к выходу готова. Боже, счастье
Идти на встречу, Музыка, с тобой!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Обнажённой музыкой задождила осень,
Небо – бело-синее, тёмных клавиш просинь.
Солнца лик – под шляпою, за вуалью тучи.
Обнажённой девою, с голосом певучим,
Осень разыгралась, нотами дождинки.
До чего же странная – инеем слезинки.
Талия – как скрипка, у осенней девы…
Хоть и музыкальна, но грустны напевы.

…Обнажённой музыкой задождила осень.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Не удивляйся мне, что исчезаю,
Что я безмолвна стала, как трава.
Я отвыкаю жить. Я отвыкаю.
И только музыка во мне ещё жива.
Вновь незнакомку в зеркале встречаю –
Ни имени, ни знаков, ни примет.
Как эта гладь спокойно отражает
То, в чём, быть может, больше смысла нет.
Она уже и плакать не умеет.
Стоит — немая, как твои слова.
И только музыка, и только музыка
Ещё жива во мне. Ещё жива.
Спокойно спится и спокойно дышится.
Что эти птицы там, что синева!
И только музыка, и только музыка
Ещё жива во мне. Ещё жива.
Зачем ты, музыка, все стены вдребезги?
Я не хочу в ту боль вернуться вновь.
Корзины сладостей, вино из радости
Ты на погибель мне не уготовь…
Давно всё выжжено. Давно пресытилась.
А ты трепещешь, как
в дожде листва…
Какая музыка, какая музыка
Ещё жива во мне. Ещё жива…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

«Ах, он талант! Ах, он талант!» –
Кричали, хлопая в ладоши.
И усмехался Музыкант,
Когда к ногам летели гроши.
В то время, как весь мир бурлил
И накалялся до предела,
К себе в каморку уходил,
И скрипка плакала и пела.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ты слышишь музыку в любом движенье дня.
Она бежит навстречу лёгкими шагами
Или течёт, тихонечко звеня,
Перекликаясь с небом голосами.

Ты слышишь музыку в гудении осы
И в шорохе опавшего листочка.
Пусть капают минуты и часы
И разбивают время на кусочки,

Но музыку разъять нельзя никак,
Она течет единою волною,
И, как морской прилив, за тактом такт,
Всё заполняет музыка собою.

И я в ее волнах тону, тону, тону
И, вынырнув, так сладко удивиться,
Как музыку, услышав тишину
И взмах крыла с куста вспорхнувшей птицы

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Игры упоительной звуки текли.
?Мы в нежном восторге внимали.
Все радости неба, всё горе земли
?Те звуки в себе отражали.

Пленять нас и трогать им было дано:
?Пред ними стихали сомненья,
И было так много обид прощено
?И пролито слёз умиленья!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

О любви

Стихотворения про музыку любви,подборка красивых и романтических стихов.

А музыка любви — звучит лишь для двоих…
Любовь на крыльях унося в просторы.
И тишина легла… Мир звуков весь затих.
Для музыки любви ломались все каноны.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Расправив два крыла, любовь она несла —
К мечте, свободе, солнечному свету.
Душа двоих цвела… В ней музыка жила!
И ничего прекрасней в этом мире нету.
Когда любовь придет, то, музыка звучит:
В словах дождя и в ярком шуме ветра.
Душа полна огня, любовь двоих горит!..
Не погасите, люди — Божью искру света.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Звучала музыка любви,
в пустынном зале у камина,
и руки бережно, твои,
ласкали волосы игриво,

Они водили по щекам,
спускаясь ниже осторожно,
я отдавалась вся, рукам,
постигнув страсть свою безбожно.

И поцелуй твой словно щелк,
меня дурманил, согревая,
и каждый жест, и каждый вздох,
ловила я, тебя желая.

И эта живопись любви,
была прекраснейшим искусством,
мы от формальности ушли,
и наслаждались тем безумством.

В сердцах у нас огонь пылал,
в его я, искрах, танцевала,
он…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Звучит музыка любви.
Жужжание комара не режет слух.
Легкий укол на фоне рассвета.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Звучала музыка печально
В толпе полуночных гуляк.
Напоминая изначально
То вальс-бостон, то краковяк.
Она хранилась за печатью,
За толщей кованных замков.
Сосуд наполненный печалью
Иных столетий и веков.
…Из духоты мотив прорвался,
Коснулся призрачным крылом,
Не тех, кто в комнате смеялся,
А тех, кто плакал за углом.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В плену соблазнов, счастие несущих
(Вокруг тычинки, пестик, лепестки).
Он, не смотря на звон кровососущих,
Вложил в ладонь пульсацию тоски.

Он Вас любил. До радуги… до дрожи…
Такой ритмичной музыкой любил!
Но пусть она Вас больше не тревожит.
Цветам и травам он ее излил.

Какой там Пушкин! Мощно, как из пушки
Фонтан любви ударил, будь здоров!
Похмелье страсти на лесной опушке.
И пара-тройка сытых комаров…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Уснули рано соловьи —
Не слышно песен о любви,
Притихли в роще до утра
Их мотивы.
Одна я только лишь пою
О том, безумно, как люблю,
И песня эта для тебя,
Ангел милый !

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

И любовь,
Как волшебный инструмент
Тихой музыкой над нами заиграет,
И без слов
Мы поймём, что вот момент,
Для которого живём и умираем мы…
Ради
Такой любви
Всё на свете я отдам,
Родной мой, для тебя,
Слышишь,
Тебя люблю !
Я признания слова
Пою !

Лаская берег, волны бьют —
Они…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Чистая…
Река любви…
В сердце…
Плещется моём.
Чувства…
Светлые мои…
Вытекают ручейком.
На тебя я ласково…
Дождичком прольюсь.
Нежным…
Тёплым ветерком…
Я тебя коснусь.
Солнца…
Утренним лучом…
Поцелую я тебя.
И тогда в душе твоей…
Засияет радуга.
Ты найдёшь…
Слова для песни…
Песни…о любви.
И начнёшь…
Слагать ты строчки…
Строчки из души.
Ты поймёшь…
Что Мир прекрасен…
Если в нём…любить.
Новым словом…
Новой нотой…сможешь…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Она была, как инструмент,
А он играл всегда умело.
Прекрасной музыки момент
Её улавливало тело.

В его мелодии любви
Под разным именем играла.
И, как ее не назови,
Она себя в ней узнавала.

Прошёл так год, прошло и два,
И счастью не было предела.
И не играли роль слова,
Но фальшь почувствовало тело.

И музыка была не та,
И что-то из нее пропало.
Ушла, пожалуй, красота.
Она причины все искала.

Хотелось так поверить вновь!
И обмануть себя готова,
Что временно ушла любовь…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Звучит мучительный мотив
звучит внутри
и только лишь
в глухой ночи
его узришь
бывает, скрипкою звучит
бывает флейтой
во тьме ночной сердце не спит
пьянит
волною светлой

я видел сон
во сне ко мне
спустилась Фея
« когда не слышишь ты меня
тогда болею »
и фея трепетной рукой
меня обняла
звучала музыка в ночи
мы танцевали

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыка — муза и искусство.
Вдохновение, что дано нам Богом.
Искусство, что дано нам свыше
Мы в праве развивать творенье Бога,
Сопровождая мелодичность песней.
Все, что в мире происходит
Чудотворно и прекрасно.
Звуки в безмолвной тишине
Рождают музыку,
Что волнует и радует нас, вызывает трепет в душе
То, радуя сердце, то, огорчая его.
Заставляет грустить нас и даже немножко всплакнуть.
Звуки мелодий прекрасных чаруют своей красотой,
Окутав негой звенящей.
Звуки, что нас…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Звучит в душе мотив прощания,
В нём перезвон колоколов.
Души и сердца покаяние,
За боль и грусть моих стихов.

Звучит в душе мотив прощания,
Струны в нём лопнувшей вскрик-стон.
Сверчка наивное желание,
Взойти звездой на небосклон.

Звучит в душе мотив прощания,
Журчанье в нём ручьёв весной.
Осенних листьев увядание,
И ветра вой в трубе зимой.

Звучит в душе мотив прощания,
В нём крик прощальный журавлей.
К тем, кто остался сострадание,
И всё тепло души моей.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Звучало сердце флейтою прекрасной
И в дождь, и в снег, в холодный день и в зной;
Ей вторила синхронно и контрастно
Твоя душа любовью неземной.

Светило Солнце ярче, чем обычно,
А жизнь пестрила тюбиками краски.
И этот иллюзорный мир привычным
Нам так хотелось сделать, скинув маски.

Но Солнце вдруг померкло, пусть свой жар
Оно давало так же, но лишь ложь
Осела в сердце, принявшем удар
Той мысли, что ты больше не придёшь.

Мелькали дни, как капли ливня с крыши,
Ты ни в одном из…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ты поешь — и звезды тают,
Как поцелуи на устах,
Посмотришь — небеса играют
В твоих божественных глазах,
Идешь — и все твои движенья,
Поступки все и все черты
Так полны чувств и выраженья,
Так полны дивной простоты.
Судьба тебя вручила мне, родная,
И лучшего подарка я не знаю!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В душе и за окном
Цветет весна!
Ты, ей подобно,
Прелести полна.
Искрится смех,
Глаза сияют озорно,
А жизнь пьянит,
Как крепкое вино!
Прольются счастьем
Звездные дожди —
Ты лишь надейся,
Верь, люби и жди!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В этой музыке только любовь ,
Все понятно сейчас и без слов,
По отрывкам простых нежных фраз,
По сиянью больших синих глаз.
Эту музыку словно зарю,
Я тебе по утру подарю,
Пусть звучит в ней одна красота,
Это наша любовь и мечта.

Словно звездочка в тихой ночи,
Эта музыка сердца звучит,
Этой музыкой я окружу,
К изголовью ее положу.
Музыкальный души серпантин,
Достигает уже до вершин,
Как пушинку легко, навесу
Через годы ее пронесу.

Где любовь ,там всегда я и ты,
Где любовь, не бывают шипы,
О любви вновь и вновь говорю,
И я счастлив,что снова люблю.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Красивые

Красивые стихи о музыке, подборка стихов на любой вкус.

Звучит мелодия. В ней растворяясь,
Душа живёт в аккордах неземных,
Красотам их желанно отдаваясь
И ни на миг не покидая их.

Летит душа в гармонии созвучий
Легка, свободна, радостна, светла,
Во власти страстной, сладостной, могучей,
Сгореть готова вместе с ней дотла.

Настанут будни, лишь затихнут звуки,
И в них душа воротится тогда,
Протянет звукам на прощанье руки,
А праздник не забудет никогда.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

«А музыка звучит…». Она всегда звучала
В Природе родилАсь, в Гармонии начало.
Гармония, — есть суть законов всей Вселенной.
У Господа Она, как Инструмент нетленный.

Гармония Любви, гармония Процессов,
А музыка и стих рождают чудо — песни.
С чего всё началось? Конечно, не случайно.
Гармония была, но это было тайной.

И древний человек, услышав птицы пенье
И шум прибоя, свист от дуновенья.
Он сам пытался тоже, осторожно.
Ему тогда всё было очень сложно.

Не всем давалось; — слух, талант был разный,
Но кто сумел, — тем жизнь была прекрасной.
Бывали битвы, — в плен друг друга брали.
И музыкантов тоже. Их не убивали.

И кто бы ни был, — вождь или работник,
Ребёнок, женщина и воин, и охотник.
Они с восторгом музыке внимали.
Как волшебство, как тайну принимали.

А время шло, — пласты тысячелетий.
И музыка растёт, как дерево и ветви.
Вот тетива от лука пригодилась; —
Струна возникла! В ней такая сила!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Проходят дни, проходят годы,
Но негасим искусства свет,
Творенье гордое природы-
Искусству служит человек.

В огромных собираясь залах,
Внимая звукам неземным,
В аккордах дивных растворяясь,
Мы видим мир чуть-чуть иным.

Уходят мелкие заботы,
И исчезает груз проблем,
Душа парит в таких высотах,
Что и сравнить нельзя ни с чем!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Нахлынет музыка волной,
Душа как парус развернётся
И полетит в восторг былой…
И, может, больше не вернётся.

Волшебной скрипки чистый звук,
Рояля рокот вдохновенный…
И веет сладостно вокруг
Какой-то тайной незабвенной,

Что до сих пор ещё жива
И сердце радостью томимо…
Но звук исчез, ушли слова
И пролетело что-то мимо.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыка — звуки в ритмическом танце,
Что в партитуре набором сошлись.
Только маэстро умелые пальцы
Выдадут спрятанный нотный каприз.

В эти минуты живёт композитор:
Духом взлетает и падает ниц —
Мечется страстью, волненьем забытым,
Рвётся наружу из пыльных страниц.

Буря эмоции в пиках экстаза
Плавно стихает унылым дождём…
Вновь усиление, в темпе рассказа,
Грустью вздыхает о счастье былом.

Вечные темы: любовь и разлука,
Скорби и радости, тайна мечты…
Чары летающей магии звука:
Музыка — пепел дневной суеты…

Музыка — чувства, рождённые Духом:
Свиты сплетением ангел и бес,
А композитор, судьбой, повитуха:
Принял в рождение звуки небес.

Сферы поют и скрежещут различьем:
Света и тьмы непростой диалог.
Там и азарта оскал ликом хищный,
И умиленье котёнком у ног.

В этом круженье рожденье мелодий,
Через таланты цепляющих нерв:
Ноты звучат, ошалев от свободы.
В теле сокрытую душу раздев.

В яви она спит слезинкой в печали,
Или улыбкою красит уста.
Шлёт всем спасибо за то, что сыграли
Музыку эту с простого листа…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыка берёт свои начала
В более существенных местах,
Чем та жизнь, которая зачала
Человечество на риск и страх!

Музыка в раю всегда звучала
В пеньи ангелов, в руладах птиц —
Это пенье Бога вдохновляло —
Он творил без меры и границ!

Раньше жизни музыка возникла —
Этот вывод напросился сам,
Она в души всех людей проникла —
Жизнь и музыка — всё пополам!

Не стесняйся петь, хоть не умеешь —
Жизнь и песня — очень хороши!
С песней ты добро и радость сеешь
Для цветенья солнечной души!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Мы говорим на разных языках,
А музыка играет на одном.
Лишь восклицанья: «Браво, браво, ах!..
Понятны всем без всяких лишних слов.
Жизнь — это музыка, а музыка — есть жизнь!
Не помню, кто, когда это сказал,
Но музыка нам возвращает мысль,
Которую давно не вспоминал.
В Природе музыка всегда звучит:
Вот гром весенний соло протрубит,
А вот — литавры — то его раскаты…
Твоя душа становится богатой,
А пенье птиц, журчанье ручейка,
А звуки, что приносит нам река,
Дробь дятла, и дрозды, и соловьи-
То — музыканты леса и любви.
А фон Природы — чудо-облака,
Леса, поляны, реки и луга-
Там жаворонок Ангелом поёт
И душу в облака к себе зовёт!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я нота «ДО» второй октавы
и бодрой «РЕ» вздымаю флаг.
Мной в «МИ» — миноре кто-то правит….
Жаль, «ФА» моё не слышит маг.
Мне «СОЛЬ» диез, как луч надежды….
В стаккато «ЛЯ» — мой твердый шаг.
Пусть «СИ» бемоль смыкает вежды —
вновь детским «ДО» звучит очаг.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Спасибо, музыка, за то,
Что ты меня не оставляешь,
Что ты лица не закрываешь,
Себя не прячешь ни за что.

Спасибо, музыка, за то,
Что ты единственное чудо,
Что ты душа, а не причуда,
Что для кого-то ты ничто.

Спасибо, музыка, за то,
Чего и умным не подделать,
За то спасибо, что никто,
Не знает, что с тобой поделать.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Откройте музыке сердца:
Живёт в ней удаль молодца,
Печаль любви неразделённой
И радость жизни обретённой,
Стихия, страсть, порыв души,
Речная гладь, в рост камыши,
Лучи рассвета и закат,
Метель, капель и листопад,
Мечты, фантазии, преданья,
Предупрежденья, предсказанья…
…Звучит аккорд. Поёт душа.
До сердца музыка дошла.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

А знаешь, в моей душе
Играет музыка…
Она всегда разная:
То мелодичная,
То яростная и порывистая,
То оглушительная,
То едва различимая.
Иногда это
Рыдание скрипки,
Или переливы флейты,
Или буйство оркестра…
Иногда в ней слышен
Смех метелей,
А иногда —
Пение ветров и дождей…
Часто в этой музыке
Горечь потерь,
Очень редко —
Звучат ноты счастья…
В этой музыке любовь моя!
Она даёт силы дышать,
Раскрывает глаза,
Окрыляет помыслы,
Делает добрей и мудрей…
И не страшно, если
Ты её не слышишь,
Страшно, если
Музыка замолчит
Во мне,
Навсегда…
Играй, музыка!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Пусть музыка звучит всегда,
Даруя миру чудеса,
Сердца волнуя иногда,
Она нежна, как небеса…

Пусть музыка всегда звучит,
По жизни нас сопровождая,
Что и спасет, и защитит,
Действительно, она святая…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Век двадцать первый «цифра» покорила.
Картины, книги залиты на диск.
Как не хватает чёрного винила,
Но в новой эре флешка самый «писк».

Винил теперь богатство меломанов.
Они его лелеят, берегут.
И лишь по просьбе истинных гурманов,
Для вас на патефоне крутанут.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я слышу звуки нот летящих,
вибраций, отдаленных гул.
Мой слух ласкающих, парящих,
от них я будто бы уснул.

И погрузился в мир искусства,
в природу звучной красоты.
Души мелодии коснулся,
с ней тут же, перейдя на-ТЫ.

И музыку познав в деталях,
проникся плавною игрой.
Что проникает растворяясь,
и увлекает за собой.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Томит, возносит, низвергает…
Какая сила в ней и страсть!
То обожжёт, а то порхает…
Её необъяснима власть!

Нет, всё же знаю объясненье —
Она на небе рождена.
И оттого в ней вдохновенье,
И оттого в ней глубина.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Торжествующая музыка —
От небес и ключ, и клич:
И Рахманинов, и Мусоргский,
И Чайковский Пётр Ильич.

Волны струнных и перкуссия,
Вознесенье к облакам,
Предсказание, предчувствие
И причастие —
К векАм…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыка, музыка… Кто ее создал,
Мир наш украсив земной?
Где родилась она, может на звездах,
Иль на планете иной?

Только ее мы считаем твореньем
Душ наших, рук и сердец,
Вечно ее будет петь с вдохновеньем
В музу влюбленный певец.

Музыка в жизни звучит постоянно,
Небо и солнце поют,
Вечно любимы и вечно желанны
Всех нас мелодии ждут.

Грустно иль весело, что б ни случалось —
Жить помогала она,
Музыка в сердце твое постучалась —
Грош огорченью цена.

Музыка. музыка… Кто ее создал,
Нам никогда не узнать,
Но благодарны мы небу и звездам,
Что она может звучать.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Что с нами музыка творит!
Заставит плакать и смеяться,
Высокой нотой зазвенит,
Чтоб с грустью навсегда расстаться.
И монотонна, и нежна.
Над колыбелью сказкой льется.
И сердцу скорбному важна,
Когда о матери поется.
Растопит зло, душевный лёд
Под своды храма улетая.
И добрым Ангелом сойдет
Рожденный звук провозглашая.
Нам легче в этом мире быть,
Не уставая удивляться.
И музыку нельзя не полюбить,
Чтоб ею жить и вечности касаться.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Аплодисменты взлетают, как птицы,
Звучат бесконечные «браво» и «бис»,
Выходят солисты: певцы и певицы
И снова в поклоне склоняются вниз.
Концерт завершается, вспыхнули лампы,
Неиствует зал и в восторге встаёт,
И вот дирижёр уже снова у рампы,
И зал вместе с хором «Катюшу» поёт.
И зрители снова неиствуют в зале,
Вручая певцам за букетом букет
И хору со сцены уйти не давали,
Совместный уже продолжался концерт.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

О музыкальных инструментах

Сборник стихов о музыкальных инструментах,красивые и трогательные стихи.

Однажды человек на берег вышел,
Морскую раковину подобрал,
Поднёс её он к уху и услышал
Шум волн: как будто бы за валом вал

Накатывает на песок прибрежный.
Задумался, находку покрутив,
В её отверстие подул он нежно
И услыхал приятный вдруг мотив.

Ещё раз дунул — энергично, сильно,
Чтоб громкий, резкий отзыв получить.
Так выучился звучно и красиво
На раковине человек трубить

В дни праздников, в сражениях, в дороге…
С тех пор минуло много тысяч лет.
Изобретён из кости, глины, рога
Народом каждым свой был инструмент.

Волынку сделали из козьей кожи,
Из дерева — кларнет, зурну, фагот…
Из меди трубы стали делать позже,
И медь, блестя на солнышке, поёт

В оркестре духовом великолепно,
Когда идёт торжественный парад.
И в залах, и в садах для нас волшебно
Мелодии воздушные звучат.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Предки наши из лука стреляли —
Это было давным-давно.
Натянув тетиву, пускали
Стрелы в цель — одну за одной.

На охоте гонясь за добычей,
Лучник стрелы послал в полёт.
Отпустив тетиву привычно,
Он вдруг понял: она поёт!

Натянул потуже на луке
И вторую к ней тетиву,
Тронул пальцами их, и звуки
Полились в небес синеву.

А потом он вечером лунным
Для любимой мотив сыграл.
Так на свет появились струны,
Арфа, скрипка, гудок, домбра…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Он стоит в концертном зале.
Клавесином был вначале.
Может «форте» и «пиано»
Исполнять вам неустанно.
В нем звучит мажор, минор.
Всем известно с давних пор,
В мире звуков он — король.
«Фа диез» и «Си бемоль»
Очень дружно в нем живут.
Стоя рядом с ним поют,
Сидя рядом с ним играют,
Клавиши перебирают,
Нажимают на педаль.
Этот инструмент — РОЯЛЬ.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Инструмент богат мехами,
Но с пушистыми зверьками
Вряд ли ты найдешь родство.
На деревне торжество
Без нее не обойдется.
Под нее легко поется.
Только кнопочки затронь.
Этот инструмент — ГАРМОНЬ.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Слева он — фортепиано,
Справа — кнопки от баяна.
А меха — как на гармошке.
Это ясно даже кошке,
Ну, конечно, это — он.
Инструмент АККОРДЕОН.

Он — ударнику товарищ.
Кнопок черных, белых клавиш
Не найдете вы на нем,
Но разбудит целый дом,
Если ночью заиграет.
Африканец понимает,
Пианино и баян
Не заменят БАРАБАН.

Тонкий прут из твердой стали,
Клавиш нет и нет педали.
В нем не больше трех углов,
Звук — как звон колоколов.
Инструмент, конечно, мал,
Но с оркестром поиграл.
Угадает даже школьник,
Инструмент наш — ТРЕУГОЛЬНИК.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Нежный альт — рожок пастуший,
Звонкогласый саксофон.
Наизнанку вашу душу
Выворачивает он.

Засияет желтой медью
солнца луч внутри альта,
вкусною, заморской снедью,
не пропустишь мимо рта.

Очарует, завоюет,
унесёт, возьмёт в полон.
Сердце бьётся и тоскует
потрясённым мотыльком.

Сколько звучных нот и страсти
тело медное хранит.
Его музыка в ненастье
согревает и пьянит.

От минора до мажора
Грусть и радость, боль и страсть.
Заискрились звуки в хоре,
чтобы в космосе пропасть!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Копия скрипки, чуть больших размеров,
В более низком регистре звучит.
Роль вспомогательна.Сделаться первым
Альту в оркестре судьба не сулит.

Роль вспомогательна – эка беда!
Всё же без альта, друзья, никуда.
От альта-солиста шлём тоже привет.
На соло для альта решился Башмет.

Юрий Башмет — знаменитый маэстро,
Всяко велик, хоть один, хоть с оркестром.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Арфа, побудь на сцене!
Перетекают мысли,
Радуясь перемене,
В мир осязаемых истин.

Ритм тишины вторит
Тактом дрожащих страхов,
Пусть барабан тараторит
Клятву занудных крахов,

Просто постой, арфа,
Будь украшением сцены,
В мирный покой завтра
Гордость внеси Мельпомены.

Увековечь смелость
И красотой пальцев
Пут разорви серость
Жаждущим света скитальцам.

Арфа, не удаляйся,
Волосы звуков спрятав!
Хлопает зал. Возвращайся
К эмоциональным заплатам.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Арфа — как будто улыбка кита.
Всех удивляет ее красота!
Струны — как сотня китовых усов,
Дивно поющих на сто голосов.
Скрыты в них звуки подводных миров:
Крики дельфинов, русалочий зов,
Шелест прозрачных медуз в глубине,
Бульканье раковин где-то на дне,
Всплески воды о коралловый риф,
Рокот штормов и спокойный отлив.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Стройна, красива, мелодична,
Звучит душевно, чуть академично,
Послушна пальчикам арфистки,
Берет за сердце самолично.

Украсит арфа сцену зала,
Одной её — не будет мало,
Отцу органу подражая,
Звучит чуть-чуть воображая:

Что во дворце живёт она,
Что музыка — её семья,
Звучанием райским ублажая,
Она в оркестре не чужая.

Ей вторят скрипки и валторны,
Виолончель и та покорно
Ведет мелодию дуэтом,
Так дружит слово лишь с поэтом.

Хочу, чтоб стрелы были струны арфы,
Играла бы арфистка Марфа,
Тогда все войны замолчали бы навечно,
А музыка была слышна и на пути на Млечном.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Где-то среди многолюдного гама
Рядом с бродячей цыганской арбой
Пляшет цыганка, бубновая дама,
Бубном красиво тряся над собой.

Бубен дрожит, бубенцами сверкает,
Звякает, словно монетным дождем.
Это он публике так намекает:
«За представление денежек ждем!»

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

У меня в руках валторна,
Я трясу ее упорно,
Потому что у валторны
Звук нечаянно заглох.

Извиваясь при дуденьи
Он попал в хитросплетенье
Слишком тонких медных трубок
И застрял там, как горох.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Медная труба валторна
То сурова, то задорна.
По регистру широка —
От басов до тенорка.

И в ансамбле, и в оркестре
Созвучит с другими вместе.
Сольно тоже может петь —
Вот такая это медь!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

У подножья серых скал,
Где дрожат былинки,
В килте клетчатом играл
Горец на волынке.

Через трубку дул в мешок
Из овечьей шкуры,
Сев на камень небольшой
Между сосен хмурых.

Горца был послушать рад
Я порой вечерней,
Согреваясь у костра
На земле той древней.

И пока средь тишины
Я волынку слушал,
Дух шотландской старины
Проникал мне в душу.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Волынка блеет, как овечка
На вольном пастбище в горах,
Где по камням струится речка,
Сбегая вниз на всех парах.

Есть у нее мешок и трубки,
Чтоб выдувать красивый звук.
Она идет к шотландской юбке,
В которой ходят вместо брюк.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ночь с мороза греет руки
Тёплым клетчатым платком
И настаивает звуки
В синем воздухе густом.

За камнями по тропинке,
Я пришёл на смену дня,
И тягучая волынка
Тянет душу из меня.

Почему душа такая —
Так нелепа и глуха?
Вздохи-выдохи считая,
Стонут грубые меха.

Одному тебе известно,
Что там станется со мной:
Для меня, волынщик, песню
Сочини сейчас и спой!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ты пропой мне, гобой, печаль,
Бесконечного неба даль,
Разбуди на заре, гобой,
Птицу певчую за рекой.
Пусть ковыль зашумит в степи,
Ты мелодию подхвати,
Полетят ваши голоса
В васильковые небеса…

Ты пропой мне, гобой, покой,
Чтоб за ним я как за стеной,
Чтоб подумать могла в тиши
О спасеньи моей души.
Пусть с небес прослезится дождь,
Ты слова к нему подберёшь,
Я спою эту песнь с тобой,
Мой приятель и друг — гобой…

Твой ласкающий нежный звук
Все в округе разбудит вдруг,
И цветы расцветут в полях,
И откроет объятья земля.
Пой, гобой, про мою любовь,
Что дарована мне судьбой,
И во имя любви большой,
Никогда не смолкай, гобой…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Губная гармошка
Мяучит, как кошка,
Которую вдруг
Потянули за ус.

Протяжно урчит
И мурлычет немножко,
Когда исполняет
Для публики блюз.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я народный, я щипковый
Музыкальный инструмент.
Приглашаю в нашу школу.
Не теряй лови момент.

Что придете точно знаю.
Верьте собственным ушам.
Если только заиграю
В унисон поёт душа.

Попрошу не путать с домброй.
Раньше я была домра.
А теперь для всех я домра
И желаю всем добра.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Не путай домру с балалайкой,
Тем самым музыке грубя,
Иначе кто-нибудь с Незнайкой
Однажды спутает тебя!

Хотя они родные сестры,
Но внешний вид у каждой свой:
У балалайки кузов острый,
У домры — плавный, круговой.

Они похожи голосами
И могут родственно звучать,
Но если слушать их часами,
То будешь с лету отличать!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я — ДОМРА, домрочка-подружка,
Мала, но вовсе не игрушка.
Могу быть праздником бельканто
И ярмарочным музыкантом.
Могу слезой упасть на душу
И в пляске вихревой не струшу.

В твоих обьятиях я снова
Дружить с мучителем готова,
Твой медиатор, как мужчина —
То он любовь, а то — кручина.
В подмышке подремать не прочь я
В плену немого многоточия…

Я — домра, домрочка-подружка,
И я красива, как игрушка!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Для детей

Стихи про музыку для детей:простые, легкие и красивые.

Весело и радостно
Кораблик наш плывёт!
В ту страну, где музыка
Прекрасная живёт!
Там «Аллегро», «Полька»
Весело звучат,
Радуя мелодией мальчишек и девчат!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Песенку ребёнок пишет,
Пальцем по стеклу скрипя.
Что за музыку он слышит
Где-то там, внутри себя?

Эта песенка простая
Вдруг слетела со стекла
И, над улицей летая,
Всех прохожих увлекла.

Да и как не удивиться,
Ведь она везде таится,
В подворотне и в углу, —
Эта песня, что скрипится
Быстрым пальцем по стеклу!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Зазвучали ноты ми, ре:
«Засыпайте, люди, в ми-ре».

А за ними следом до, ре:
«Пусть исчезнет в мире го-ре»

А потом все вместе — до, ре, ми:
«Пусть все люди будут доб-ры-ми!»

Подхватили песенку фа и соль:
«Звездочки рассыпаны, как фа-соль».

«А над ними кружится Зем-ля», —
Дружно подтянули си и ля.

Замигал троллейбус фа-ра-ми —
Отозвались ноты: фа, ре, ми…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Вот музыка та, под которую
Мне хочется плакать и петь.
Возьмите себе оратории,
И дробь барабанов, и медь.
Возьмите себе их в союзники
Легко, до скончания дней…
Меня же оставьте с той музыкой:
Мы будем беседовать с ней.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ура! На тропке узенькой
Встречаются порой
Стихотворенье с музыкой,
Как парочка весной…
И той порой, сердечные,
Сливаются тогда
Они в понятья вечные,
Как – воздух, хлеб, вода.
Поют они чудеснее,
Звучат ещё светлей
И, став хорошей песнею –
Порадуют людей!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыкант и дирижёр
Радуются с нами:
Про минор и про мажор
Мы расскажем сами.

Жили-были братья-гномы,
Дом их рядом с нотным домом,
Брат-мажор с минором-братом,
Два различных брата-лада.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Берёзовая роща – это арфа:
На ней играет набежавший ветер
Простую, незатейливую песню…
К дороге подошедший перелесок,
Как парень, растянул свою гармонь –
Широкую мелодию Руси!
А лес сосновый – золотой орган,
И музыка его почти что зрима:
Она взлетает вверх с движеньем кроны.
И вижу я в орешнике – рожок,
И слышу я в осине – балалайку,
И клён звенит,
Как бубен настоящий!
И я теперь совсем не удивляюсь,
Как много музыкальных инструментов
Подметил у природы человек…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Люблю наивно с музыкой шкатулки.
Их нежных песенок хрусталь;
Как светлы зимние прогулки,
Они баюкают печаль.

В их музыке, как бисер рассыпаясь,
Звенит надломленная грусть, —
Люблю я слушать их, позабываясь,
Хотя все знаю наизусть.

Таится странное очарованье
В их музыке: все об одном
Звенит тоска, поют воспоминанья,
Переливаясь серебром…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Он слушал Баха в первый раз,
И слёзы брызнули из глаз,
Душа пылала вся огнём,
Светло вокруг, как будто днём.

Скажи, как может человек,
Создать мелодию на век?
Да что на век или на два,
Шедевр он создал навсегда!

И вот я слушаю орган,
Выходит звук на первый план,
И не понять, не объяснить,
Вовек такое не забыть!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

С неба звездочка упала на ладони мне –
Значит, места было мало в небе…
На Земле, ей уютно и приятно погостить чуть-чуть.
Чтобы, улетев обратно, рассказать, что тут
На Земле немало места для больших чудес,
Музыка звучит прелестно там и тут, и здесь…
Радость всем она приносит, кружева плетя,
Душу, сердце, согревает, звуча день ото дня.
Тот, кто музыку полюбит, будет счастлив он
Ведь без Музыки нет счастья, кем бы ни был он.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыкантом повар слыл,
Пел и пирожки лепил.
«ЛЯ, СИ, ДО, РЕ, МИ, ФА, СОЛЬ».
И в стряпню он сыпал соль.

А когда готовил суп
Из фасоли и из круп,
«ФА» и «СОЛЬ» он напевал,
Класть фасоль не забывал.

Ну и повар! Вот чудак!
Для него обед – пустяк.
Он однажды ноту «РЕ»
Спрятал в яблочном пюре.

Что возьмёшь с весельчака
Кулинара-чудака?
Вместо ягод повар тот
Положил в пирог семь нот.

Кто попробовал пирог,
Больше хмуриться не мог.
Откуси и ты, дружок,
Музыкальный пирожок.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я рисую МУЗЫКУ, сидя за столом.
Пусть подскажет сердце образ пьесы вновь.
Одна пьеса радостно, весело звучит,
Значит и в рисунке – солнце заблестит.
В колыбельной пьесе нежно и светло,
Льются звуки разные, мне здесь повезло!
Образ мамы милой в ней увижу я,
Сидя у кровати, баюкает меня.
Много я рисунков могу нарисовать,
К каждой пьесе разные, чтоб вам их показать.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В мелодической картинке
Стал скрипичный ключ сутул.
Виноватые ботинки
Сами прячутся под стул.
Ускользает нужный клавиш.
Я играю как-нибудь!..
«Ты не там акценты ставишь!
И про локти не забудь!
Ведь у нас концерт во вторник,
Нажимай же на педаль!..»
Словно кит, — огромный, черный, —
Разевает рот рояль.
Во дворе через резинку
Скачут девочки гурьбой.
Музыкальные картинки
Март рисует голубой.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

О, музыка! Ты царь в короне,
Ты бог, что для людей поет.
Особенно, когда Скавронский
Шопена с клавиш раздает.

Как вызревшая земляника,
Как синий василек во ржи,
Так и созвучья Фредерика
Благоуханны и свежи.

Спасибо, милый мой маэстро,
Как я обрадован тобой,
Ты ставишь бездарей на место
Своей волшебною игрой.

Продли еще блаженство звуков,
Шопеном в нас опять плесни,
Чтобы к московским переулкам
Пришло дыхание весны!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я никогда не понимал,
Искусства музыки священной,
А ныне слух мой различал
В ней чей-то голос сокровенный.

Я полюбил в ней ту мечту
И те души моей волненья,
Что всю былую красоту
Волной приносят из забвенья.

Под звуки прошлое встает
И близким кажется и ясным:
То для меня мечта поет,
То веет таинством прекрасным.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я слышал музыку миров!..
Луна янтарная сияла
Над тучным бархатом лугов;
Качаясь, роща засыпала…
Прозрачный, розовый букет
(То поздний заревой отсвет)
Расцвел на шпице колокольни,
Немел журчащий говор дольний…
Но там, за далью облаков,
Где ходят флотами светилы,
И высь крестят незримо силы,
Играла музыка миров…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ежедневно, ежечасно,
Каждый миг существования
Слышу музыки прекрасной
Я знакомое звучание.

Вслушайся, она повсюду.
Слышишь, словно чьи-то руки
Из теченья наших судеб
Плавно извлекают звуки.

И в ушах звенящий ветер,
И полночных снов хрустальность,
Все, что только есть на свете,
Источает музыкальность.

Все, чем только еще можно
Чувств поджечь опасный порох,
И часы, что бьют тревожно,
И листвы спокойный шорох,

И глубокое молчание
В ритм дождя, что бьет по крыше,
Это музыки звучание.
Вслушайся и ты услышишь…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Из вечности музыка вдруг раздалась,
И в бесконечность она полилась,
И хаос она на пути захватила,-
И в бездне, как вихрь, закружились светила:
Певучей струной каждый луч их дрожит,
И жизнь, пробужденная этою дрожью,
Лишь только тому и не кажется ложью,
Кто слышит порой эту музыку божью,
Кто разумом светел, в ком сердце горит.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В стройных звуках льются песни
Гармонической волной;
По душе волшебно ходят
И проходят с быстротой.

Полечу я вслед за ними;
Покружуся в них душой;
В очарованном забвеньи
Позабуду мир земной.

Сколько звуков, сколько песен
Раздалося вновь во мне!
Сколько образов чудесных
Оживилось в вышине!

Между них она, младая,
Заблистала красотой!
Чистой пламенной любовью
Озарился мир земной…

Улетай же в небо звуки,
Сокрывайтеся в дали!
Здесь я с нею, здесь я счастлив,
Любо жить мне на земле!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Короткие

Сборник коротких стихов про музыку

Под сенью звёзд, под вальс Шопена,
В прозрачном мире тишины,
Взлететь с мелодией за стены,
Коснувшись неба и луны.

Ловить комету жадным взглядом
И слушать дальние миры,
И ощутить бескрайность рядом,
Под звук божественной игры…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Как многогранна музыка! Как юно
Она, звуча сквозь времени пласты,
В сердцах людских затрагивает струны
Любви, печали, памяти, мечты.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыка любовь рождает, за собой зовёт…
Пусть в октаве только лишь семь нот…
Я мелодию сыграю … И душа поёт…
Это вдохновение и полет….

Клавиш бережно касаясь, прозвучит аккорд…
Все как будто сразу оживет…
Песня облаком взлетает и летит вперед…
И до звезд на крыльях нас несет…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

«Ах, он талант! Ах, он талант!» –
Кричали, хлопая в ладоши.
И усмехался Музыкант,
Когда к ногам летели гроши.
В то время, как весь мир бурлил
И накалялся до предела,
К себе в каморку уходил,
И скрипка плакала и пела.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Мелодии: та хороша,
А эта – прелестна…
Наверно, музыка – душа,
Чем нам и интересна!
Её дыхание – в крови,
Чтоб грудь не задыхалась!
Её страдания – в любви,
А мысль – в молчанье пауз.
И я завидовал не раз
Бегущим быстрым пальцам,
Когда они с тобою нас
Одаривали вальсом…
Когда б я мог, когда б я мог!
Та чаща – не испита.
И сердце съёжилось в комок,
Всё музыкой облито.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Вот музыка та, под которую
Мне хочется плакать и петь.
Возьмите себе оратории,
И дробь барабанов, и медь.
Возьмите себе их в союзники
Легко, до скончания дней…
Меня же оставьте с той музыкой:
Мы будем беседовать с ней.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я никогда не понимал,
Искусства музыки священной,
А ныне слух мой различал
В ней чей-то голос сокровенный.
Я полюбил в ней ту мечту
И те души моей волненья,
Что всю былую красоту
Волной приносят из забвенья.
Под звуки прошлое встает
И близким кажется и ясным:
То для меня мечта поет,
То веет таинством прекрасным.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Как хорошо, что с давних пор
Узнал я звуковой узор,
Живущий в пении органа,
Где дышат трубы и меха,
И в скрипке старого цыгана,

И в нежной дудке пастуха.
Он и в печали дорог людям,
И жизнь, которая течёт
Так суетливо в царстве буден,
В нём обретает лад и счёт.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я в музыку порой иду, как в океан,
Пленительный, опасный—
Чтоб устремить ладью сквозь морок и туман
К звезде своей неясной.
И парус и меня толкает ветер в грудь…
Я в темноте ненастной
Через горбы валов прокладываю путь,
Влекомый силой властной.
Я чувствую себя ристалищем страстей
Громады корабельной,
Смешением стихий, просторов и снастей,
Могучей колыбельной…
Но никнут паруса, и в зеркале воды—
Ты, лик моей беды.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Материя сия бесплотна,
В руках нести её нетрудно.
Рембрандт писал свои полотна,
А Моцарт изваял на струнах.

Божественная власть органа,
Пленительная нежность арфы.
Еретики сожгли Джордано,
Но музыка — превыше мафий.

Фиорды Грига пахнут хвоей,
От них в душе моей светает.
Ах, музыка! Она не ходит,
Не ползает — она летает!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Сперва играли лунным светом феи.
Мужской диез и женское — бемоль —
Изображали поцелуй и боль.
Журчали справа малые затеи.

Прорвались слева звуки-чародеи.
Запела Воля вскликом слитных воль.
И светлый Эльф, созвучностей король,
Ваял из звуков тонкие камеи.

Завихрил лики в токе звуковом.
Они светились золотом и сталью,
Сменяли радость крайнею печалью.

И шли толпы. И был певучим гром.
И человеку бог был двойником.
Так Скрябина я видел за роялью.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыкант играл на скрипке — я в глаза ему глядел.
Я не то чтоб любопытствовал — я по небу летел.
Я не то чтобы от скуки — я надеялся понять,
Как умеют эти руки эти звуки извлекать
Из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил,
Из какой-то там фантазии, которой он служил?
Да еще ведь надо пальцы знать, к чему прижать когда,
Чтоб во тьме не затерялась гордых звуков череда.
Да еще ведь надо в душу к нам проникнуть и зажечь…
А чего с ней церемониться? Чего ее беречь?..

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Счастлив дом, где звуки скрипки наставляют нас на путь
И вселяют в нас надежды… Остальное как-нибудь.
Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу,
По чьему благословенью я по небу лечу.
Счастлив он, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остер,
Музыкант, соорудивший из души моей костер.
А душа, уж это точно, ежели обожжена,
Справедливей, милосерднее и праведней она.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Обнажённой музыкой задождила осень,
Небо – бело-синее, тёмных клавиш просинь.
Солнца лик – под шляпою, за вуалью тучи.
Обнажённой девою, с голосом певучим,
Осень разыгралась, нотами дождинки.
До чего же странная – инеем слезинки.
Талия – как скрипка, у осенней девы…
Хоть и музыкальна, но грустны напевы.
…Обнажённой музыкой задождила осень.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Осенний дождь мне музыкой звучит,
Листва кружится, опадая в лужи.
Как мне легко, когда весь мир молчит
Ему покой, поверьте, тоже нужен.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Мелодию грустную Осень играет
На флейте октябрьских ветров,
И жёлтые листья на землю слетают –
Всё толще их мягкий покров.

И шепчутся тихо опавшие листья,
Потрескивая и шурша:
«Зачем днём весенним на свет родились мы?..
А жизнь так была хороша…»

И ветром подхваченный шорох печальный
Волною летит к небесам –
И слышным едва лишь отзвуком дальним
Несётся обратно к лесам…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В музыке осени тайны звучания,
Неба бездонного звездная грусть,
Легкою поступью дней расставания,
Сыплется веер желаний… и пусть…

Дождик осенний очистит природу,
Смоет тревожную сердца печаль,
Тучки закружатся по небосводу,
И застучит перестуком хрусталь.

Листья напьются нежной истомой,
Тихо замрут в ожиданьи зимы,
Солнце окутает легкою дремой,
Ветер нашепчет волшебные сны.

Циклы и фазы прихода энергии
Вновь наполняют ритмами грудь,
Дух восхищается силой элегии,
Мерой гармонии строится путь.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Печально музыка играет
В душе истерзанной моей,
Воспоминанья оживляет
Моих давно ушедших дней.

Её прекрасные порывы
Вселяют веру и любовь.
Я знаю, души ещё живы
И в них огонь зажжется вновь.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Музыка дождя — грусти переливы,
Увлечёт тебя ласково, тоскливо
В мир иной чудес, где одни печали,
Где тоскует лес и сереют дали..

Музыка дождя нежна, мелодична,
Шелестит скользя, иногда ритмична,
Барабана дробь отбивает рьяно,
То целует нас, морося туманно.

Музыка дождя нежно слух ласкает,
Мысли, словно птиц, собирает в стаи,
Манит нас ко сну, дарит сновиденья,
Чтоб в душе у нас не было смятенья.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Про композиторов

Стихи про композиторов от известных авторов с душой

Ты создаешь душевные мелодии,
Они эмоции во многих пробуждают,
Ты очень славный композитор,
Тебя я вдохновения желаю!
Желаю я гармонии, идиллии,
Умиротворенности, конечно счастья,
Я с днем рождения сердечно поздравляю,
Пускай пройдут все горести, ненастья!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Бывает сердце так сурово,
Что и любя его не тронь!
И в тёмной комнате глухого
Бетховена горит огонь.
И я не мог твоей, мучитель,
Чрезмерной радости понять:
Уже бросает исполнитель
Испепелённую тетрадь.

Когда земля гудит от грома
И речка бурная ревёт
Сильней грозы и бурелома,
Кто этот дивный пешеход?
Он так стремительно ступает
С зелёной шляпою в руке,
И ветер полы раздувает
На неуклюжем сюртуке.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

«Гимн воинственный» у Берлиоза —
Революции жаркий июль.
Гений смог передать виртуозно
Триумфальность и траурность пуль.

И в Россию придёт это время,
Зазвучат Берлиоз и де Лиль.
В октябре заалевшее знамя
Не легенда, а прошлая быль.

Дважды был композитор в России,
Исполняя творенья свои.
Но нет музыки русской красивей,
К ней в своей признавался любви.

Словно пламя она души греет,
Не страшны с ней ни снег, ни мороз,
Над Европой она взмыть сумеет,
Расцветая букетами роз.

Дирижёрскую палочку в память
О приездах в Россию француз
Эстафетой решился оставить
Для скрепления творческих уз.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Когда жалуясь, взмолится скрипка
и заохает виолончель,
заслезится ручьём акварель,
я вспарю — бестелесна, безлика.

до упора вонзаются в вечность
удалые рапиры смычков.
и тогда ни оков, ни врагов,
не страшна мне и жизни конечность.

Ах, таинственный струн разговор…
Мне понятен до крох, до деталей.
Всё о чём мы упрямо молчали,
звуки вьют. Бесконечный узор.

Это Брамс! Си минорный квинтет.
Стушевались былые невзгоды,
вдруг исчезли преклонные годы.
Я девчонка пятнадцати лет.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Вновь в музыке Брамса хмельной колорит!
Цыганская песня в славянскую влИлась.
И сердце от звуков, терзаясь, болит.
И кажется нам, что любовь зародилась,
Ворвалась под пение скрипки печальной,
Предчувствуя скорбность любовной напасти,
Ударные — словно в соборах! Венчальный
Призыв породниться с природой и страстью
Звучит в каждом танце и в каждом концерте.
И муки души вновь охвачены властью
Борьбы за сердца между жизнью и смертью,
Но вновь торжествует стремление к счастью!!!
И мощный напор флейт, кларнета с гобоем
Позволили нам разлучиться с тоскою.
И сердце опять близь рояля запОем
Пьёт звуки восторга с Дунаем-рекою.
На дух твой нисходит опять благодать,
Чтоб мир совершенный объял ты с мольбой!
Так хочется с музыкой этой рыдать,
Вновь в душу проник совершенства покой!..

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Он музыку, любя, отвоевал,
До десяти лет босиком ходил.
Отец его чехоточным… пугал,
Чтоб это ремесло сын позабыл!

В двенадцать он — церковный органист,
В мальчишке бушевал… волшебный дар!
Джузеппе в полночь шёл под ветра свист,
Чтобы настроить за сто вёрст… орган!

Ничто ему не доставалось даром,
Маэстро чуял, что не видел глаз!
Джузеппе до конца с народом славным,
Отсюда — и успех, и… мощный глас!

Горячим сердцем Верди… сострадал,
Он музыку писал, что нас воспламеняет!
Тайна искусства — скука!- Он сказал.
Музыка Верди жизнь нам продлевает!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Из глубины простого шума,
Который нас не восхищает,
С неудержимостью угрюмой
Шедевры Гений извлекает
В почти совсем готовом виде.
Не дай Бог всем такие уши,
Иначе б Гений был в обиде –
Никто бы музыку не слушал.
А так — плевать на шум прохожим,
А музыка небезразлична.
Никто не мнит ее похожей
На шум простым ушам привычный.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Его слова: «Всё в жизни контрапункт».
За счастьем будут горе и утраты,
Любви кольцо разлуки разомкнут…
Константа — только музыки караты.

Как горек след от прежних, льстивых дней,
Куда девалась милая Мария?
Жизнь так постыдна и нелепа с ней,
И каждый день — то ложь, то истерия.

Опять любовь — Екатерина Керн!
Души его «настало пробуждение»,
Спасенье от губительных каверн,
Но вот в закат и это увлечение.

Любовь ушла, а музыка жива.
Романс остался нам «Разуверение»,
В другом знакомы Пушкина слова,
Они: «Я помню чудное мгновенье».

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Орфей прекрасным пением
богов пленил,
Из царства смерти
Эвридику возвратил.
Та песня до сих пор
ещё жива!
В счастливых семьях
ты найдёшь её слова.

Но слышишь звуков
трепетный полёт?
Нет, то не флейта,
то душа поёт!
Звучи, Мелодия,
и пробуждай в крови
Томленье грусти,
жажду счастья и любви!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Запели струны… Дивный миг!
Нам снова дарит добрый Григ
Чарующих напевов прелесть!
В них звонкий наигрыш свирели
Летит в прибой туманных фьордов;
В них свежесть горных родников,
Блеск солнца, тени облаков;
В плетенье ритмов льют аккорды
Гармоний терпкое вино!
Напевы плавно, без усилий,
Изгибом лебединых крыльев
Парят! Им воскрешать дано
Страсть бедуинки, нежность Сольвейг,
Крестьянский пляс и шабаш троллей.
В них чувств живых кипит родник,
Твоё в них бьётся сердце, Григ!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Покой озёрной глубины,
Дыханье гор, зари окрасы.
Григ — красота и дух страны!
Его творения прекрасны!

Ты не любил столичный блеск —
Уединялся в дом… таланта,
Где ноты создавал навек
С добавкой моря аромата.

В них шепчут песни родники,
И солнцем брызжут водопады.
Не восторгаться не с руки…
Душой великой канонады.

Хоть ростом невысок, плечист.
Похож усами на Эйнштейна.
Григ в звуках музыки так чист…
Кумир!! Основа вдохновенья!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В тот самый день, когда твои созвучья

Преодолели сложный мир труда,

Свет пересилил свет, прошла сквозь тучу туча,

Гром двинулся на гром, в звезду вошла звезда.

И, яростным охвачен вдохновеньем,

В оркестрах гроз и трепете громов

Поднялся ты по облачным ступеням

И прикоснулся к музыке миров.

Дубравой труб и озером мелодий

Ты превозмог нестройный ураган,

И крикнул ты в лицо самой природе,

Свой львиный лик просунув сквозь орган.

И пред лицом пространства мирового

Такую мысль вложил ты в этот крик,

Что слово с воплем вырвалось из слова

И стало музыкой, венчая львиный лик.

В рогах быка опять запела лира,

Пастушьей флейтой стала кость орла.

И понял ты живую прелесть мира

И отделил добро его от зла.

И сквозь^покой пространства мирового

До самых звезд прошел девятый вал.

Откройся, мысль! Стань музыкою, слово,

Ударь в сердца, чтоб мир торжествовал!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Кто в кружева вспененные Шопена,

Благоуханные, не погружал Своей души?

Кто слаже не дрожал,

Когда кипит в отливе лунном пена?

Кто не склонял колени — и колена! —

Пред той, кто выглядит, как идеал,

Чей непостижный облик трепетал

В сетях его приманчивого плена?

То воздуха не самого ли вздох?

Из всех богов наибожайший бог

— Бог музыки — в его вселился opus,

Где все и вся почти из ничего,

Где все объемны промельки его,

Как на оси вращающийся глобус!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В те дни, когда уже, казалось, тмила

Родную музу муза чуждых стран,

Любимую по-русски звал Руслан

И откликалась русская Людмила.

Мелодию их чувств любовь вскормила.

Об их любви поведал нам Баян,

Кому был дар народной речи дан,

Чье вдохновенье души истомило.

Нелепую страну боготворя,

Не пожалел он жизни за царя,

Высоконареченного Профаном,

Кто, гениальность Глинки освистав,

Чужой в России учредил устав:

Новатора именовать болваном.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Тяжелой поступью проходят гномы.

Все ближе. Здесь. Вот затихает топ

В причудливых узорах дальних троп

Лесов в горах, куда мечты влекомы,

Студеные в фиордах водоемы.

Глядят цветы глазами антилоп.

Чьи слезы капают ко мне на лоб?

Не знаю, чьи, но как они знакомы!

Прозрачно капли отбивают дробь,

В них серебристо-радостная скорбь,

А капли прядают и замерзают.

Сверкает в ледяных сосульках звук.

Сосулька сверху падает на луг,

Меж пальцев пастуха певуче тает.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

О песнях

Стихи о песнях: лучшие стихи о красоте песен с душой.

Тоска души невыразима.
Её не высказать стихом.
Печальна песня пилигрима,
Идущего земным путём.

В ней голос горького похмелья,
Пожаров дальних дым и чад.
Но звуки бодрого веселья
В ней неожиданно звучат.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Песни разные люди поют.
Чувства ими стремясь передать.
Жизнь, как песню порою живут.
В ней стараясь тепло людям дать.

В песне, удаль бойца.
И любви, в песне сладость.
Песней, славим Творца.
Если есть в жизни радость.

Песня, грустной быть…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Стихи и музыка слились
И дальше песня зазвучала…
В ней просто отразилась Жизнь.
Жизнь без конца и без начала.

То грусть-тоска в ней зазвучит,
А то веселье удалое…
Гимн Жизни новой прозвучит,
В балладу выльется былое.

Мечтами в небо…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Воздух холодный,северный ветер,
Это — зима к нам пришла.
Сердцу тепло — это взгляд я твой встретил,
Это любовь нас нашла.

Чисто, уютно и счастьем всё дышит,
Это — наш дом.
Песню любви моё сердце услышит,
Мы в ней живём.

Тихое счастье…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Песня грустная допета,
Улетела в поднебесье
И с тоской моею вместе
Растворилась в море света
И затихла навсегда.

А душёй очарованье
Безраздельно овладело
И сознание и тело
Захватив своим сияньем
Песню счастья принесло.

Зазвучала песня…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

А моя любовь прошла так рядом
Очень осторожной полосой
Не касаясь очевидным взглядом
С этой бесполезною игрой
Жаль вот только лето догорело
Не давало и не даст тепла
С птичьим криком быстро отшумело
От тебя все краски унеся…..

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Боль пыталась украсть мой рассудок.
Сердце сжав моё, словно в тиски.
Но я сильный, сдаваться не буду.
Боль, не повод ещё для тоски.

Не страшна смерть, мне сдаться страшнее.
Боль не выдержав, начать скулить.
И сломаться, себя пожалея.
Бога…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Кто-то сам не имея таланта,
Иль желания петь и играть.
Ищет в мире себе музыканта,
Чтобы песню ему заказать.

Есть другие, что петь хотят сами,
Ведь живёт в душе песня у них.
Пусть не все о том скажут стихами,
У таких жизнь сама словно стих…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Пел Есенин весело.
Песнь летела в дали:
«Родился я с песнями
В травном одеяле».

Пел он песни разные
Искренне и страстно.
Слушать было радостно,
Но порою страшно.

Пел он и печально.
Пел свободно, гордо.
Песнь его прощальная
Кровью шла…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Я писал стихи и песни.
Я созвездия собирал.
У реки зарёй туманной
Табуны к напою гнал.
И вдыхал семь ароматов,
Семь красавиц целовал,
Ни рассветов, ни закатов
Я не знал, и не считал…
Сколько времени так длилось,
Как растаял это сон.
Как…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Быстро сошли снега.
Ручейки заблудились в море.
Птицы славят весну.

Птицы славят весну.
Солнце землю ласкает.
Песнь пробуждения.

Песнь пробуждения
Свежий ветер березкам пропел.
Тронулись соки…

Тронулись соки,
Почки раскрыться спешат…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Песня незабвенная потревожит слух,
Звуками нетленными проникая в дух.
И с печалью радостной, вопреки всему,
Возникает тягостный по сердцу, по уму,
Календарь прошедшего с оторванным листком,
С последним, безутешным, но свежим ветерком.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ключ найден, несём мы его, пространство,
трёхмерный конверт, свидетель сгорел,
став очевидцем, время, не нарушит поток,
войдём в реку дважды, форму, форм не сломаем,
что внутри не узнаем, время-свет в закрытых
глазах, тайна слов покорится…

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Каждое утро
Песней встречает скворец
Солнца восхода.

Он переливом
Высокие ноты берет
Будто Карузо

Майским букетом сирень
Солнышко славит.
Будет всем радостный день
В цвет акварели.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Песня птицы самозабвенной
Наполняет простор широт
Страстью к жизни проникновенной
С одиночеством в хоровод!
В радость быть ей самой собою,
Лить в простор неподдельную трель,
Не копируя чьё-то другое
И свою уважая свирель..

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

О, музыка, – язык любви,
Язык всемирного общенья!..
Как звуки вечные твои
Нас призывают к пробужденью,

Как наполняют кровь и мысль,
Как успокаивают нервы,
Когда по залу пронеслись
Раскаты двух аккордов первых.

Мгновенно замер зал, затих, –
Запели трубы и фаготы,
И, словно мужественный стих,
Несут воинственные ноты.

А чудо тенора-альты
В союзе с томной девой-скрипкой
Влекут в просторы высоты…
И слезы искрятся с улыбкой.

Ты, музыка, – язык любви,
Созданье божьего свеченья,.
Как очищаешь душу ты,
Как зажигаешь вдохновенье!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

В тот чуланчик, где мертвецки
Спит бессовестная память,
Где ни радости, ни света,
Где обид не тает лёд,
Без ключа, с улыбкой детской,
Невесомыми шагами
Ярким солнечным приветом
Только Музыка войдёт.

Там, где все слова напрасны,
Жить душа не хочет снова
И молчит в каморке тесной,
В пыльном рубище тоски.
Только Музыкой прекрасной
Расколдуются оковы.
Только Музыка чудесно
Открывает все замки.

Все задвижки и засовы,
Зашифрованные дверцы
Без отмычек и без «фомок»
Может Музыка разбить,
Возвратить доверье слову
И, согрев больное сердце,
Память вывести из комы,
Чтобы снова жизнь любить!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Песня — что это такое?
Это таинство святое,
Миг, когда слова звучат,
В душу к нам войти спешат.

Песня — это откровенье,
Это голоса рожденье
И соединенье глаз,
Песня вдохновляет нас.

Песня — чудо, песня — свет,
На любой вопрос ответ,
Песня — радость, удивленье,
Песня — мыслей отраженье.

Песня — это муза снов,
А в дороге песня — кров.
Песня каждому нужна,
Таинство любви она.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Какие песни раньше были
И для души, и для ума!
От песен вырастали крылья
И обволакивал дурман

Любви и нежности, и веры
В то, что любовь на свете есть.
В их текстах было чувство меры,
В цене героев скромность, честь.

И души становились чище,
А сердцу радостно в груди.
Мы без красот искусства нищи,
А мир вокруг и сер, и дик.

Пусть в жизни и не так красиво
И многое искажено,
Но в чём-то ведь должно быть диво,
Чтоб возвышало нас оно!

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Песню простую, едва ли, забудешь,
Если ты сердцем, душой пропоёшь:
Солнышко раннее зорьку разбудит,
Качнется на зорьке волнистая рожь.

Выйдешь неспешно к шумящему полю
И выйдешь тихонечко к кромке земли
Русского поля, с печалью и волей,
Где древние вои на сече легли.

Ныне, от края до самого края,
Хлеба налитые, взрастая, шумят,
С самого мая, цветущего мая
Дожди золотые на землю летят.

Где-то, за кромкой, за шелковой кромкой
Берёзы-невесты влекут в хоровод.
Где-то за пожней, призывно и громко,
Кричит на кого-то в болоте удод.

Солнышко раннее зорьку разбудит,
Вспыхнет лазоревым спелая рожь.
Песню такую, едва ли, забудешь,
Если ты сердцем своим пропоёшь.

Поделиться с друзьями
Стихи о музыке
Добавить комментарий

Adblock
detector